«Альфи Соломонса оказалось невозможно убить»

peaky-blinders.ru 6 декабря, 2019

Стивен Найт о пятом сезоне «Острых козырьков», исторической рекурсии и бессмертном еврее.

С момента своего выхода на экраны криминальная сага о бирмингемских гангстерах начала XX века зарекомендовала себя как очень стильное и захватывающее шоу, которое берет не только потрясающим визуалом и крепким саундтреком, но и отличным актерским составом во главе с невозмутимым Киллианом Мерфи.
 
Пятый сезон принес клану Шелби массу проблем — от финансового кризиса 1929 года, вылившегося в Великую депрессию, до зловещего роста фашистских настроений, вызванного националистическими идеями политиков-расистов, таких как новый герой шоу Освальд Мосли (Сэм Клафлин). Некоторые изменения даже заставят Томми поверить во что-то хорошее, и, по мнению создателя шоу Стивена Найта, этот путь может привести героя Киллиана Мерфи к надежде на искупление.
 
В интервью Найт, который на сегодняшний день является одним из самых плодовитых авторов в кино и на ТВ, рассказал о своем способе работы, коснулся планов на будущее и порассуждал о возвращении Альфи Соломонса (Том Харди) из царства мертвых. Также он затронул тему противостояния фашизму и порассуждал о том, что Томми Шелби окажется в непривычном для себя положении.

Давайте поговорим о вашей высокой производительности в качестве сценариста и режиссера. Как вам удается быть настолько эффективным в таком большом количестве проектов?
 
Это… Я не знаю. Весь мой суперметод заключается в том, чтобы сесть за клавиатуру, отпустить ситуацию и позволить, чтобы все случилось само. Долго размышлять и планировать, а потом записывать придуманное — это не про меня. И я считаю, что подобное отношение к процессу, когда отпускаешь вожжи, порождает что-то действительно живое и интересное. Не надо долго рассусоливать — просто берешь и делаешь. Тем более когда ты на протяжении длительного периода интенсивно создаешь некую историю, являющуюся единым целым. Возможно, это означает, что можно производить довольно много интересных вещей, не прибегая к разуму и рациональности.
 
Пятый сезон, безусловно, сильно политизирован. Что навело вас на мысль о необходимости добавить в эту историю политической актуальности?
 
Ну, это прозвучит странно… Очень часто так совпадает, что когда я пишу сценарий и прыгаю на пару лет из серии в серию, в реальном мире тоже случается нечто резонансное. В четвертом сезоне Томми стал политиком. Когда я всмотрелся в исторический пейзаж той эпохи, я понял, что Томми просто не сумел бы избежать столкновения с противником вроде Освальда Мосли. Поэтому мне не пришлось выдумывать что-то особенное, чтобы заставить моего героя противостоять зарождающейся политической идеологии, характерной для 30-х годов, которая впоследствии стала фашизмом. Мы просто поместили его в тот мир, когда национализм, расизм и фашизм появились на исторической арене. И я вижу некоторые параллели с настоящим временем, так что борьба Томми на экране получилась даже как бы вне времени.

Как вы поняли, что сезон будет про финансовый кризис, великую депрессию и рост фашизма?
 
Как я уже говорил, я редко придерживаюсь четко придуманного плана. Я просто наметил для себя примерный курс между определенными датами, и так вышло, что именно в этот период случилось довольно много важных исторических событий, таких как финансовый крах, Великая депрессия, рост фашистских настроений и все то, что неизбежно привело ко Второй мировой войне. Я просто бросил Томми в гущу всех этих событий и попытался представить, что из этого может получиться.
 
Освальд Мосли — очень яркий персонаж нового сезона, и ближе к финалу он произносит пугающую речь, которая звучит ужасно знакомо. Вы брали материал из выступлений современных политиков?
 
Да, и это весьма занятно. Большинство его фраз действительно были взяты из реальных речей современных политиков. Получилась этакая историческая рекурсия.

Поговорим более подробно о Мосли… Он ведь очень сильный и интересный оппонент. Каковы ваши намерения в отношении динамики между ним и Томми, которому приходится противостоять такому же умному и расчетливому человеку, как он сам?
 
Думаю, Томми иногда видит в нем себя. Но что мне нравится в долгосрочной перспективе, у этой борьбы есть отличный потенциал, ведь у такого плохого парня, совершившего немало отвратительных вещей, на горизонте внезапно появляется кто-то еще злее и беспринципнее. И теперь Томми Шелби должен принять решение, каким ему быть и каким путем идти. Вдвойне интересно, что история разворачивается на фоне европейских войн — в то время, когда люди постоянно должны делать выбор.
 
Как вы считаете, что удерживает Томми в этом мире?
 
Это всегда было самым главным вопросом. Почему он продолжает свое движение? Должен ли он продолжать двигаться вперед? Думаю, он сам его себе иногда задает — как в той сцене, где он приставил пистолет к голове. Лично я всегда вспоминаю фразу Фрэнсиса Бэкона: «Раз уж жизнь настолько бессмысленна, то почему бы нам не прожить ее неординарно?». Думаю, Томми тоже так считает. Надеюсь, в дальнейшем он найдет-таки настоящие причины жить и даже получит некоторое искупление.

Я бы хотел поговорить о режиссере Энтони Бирне. Расскажите о своих впечатлениях: чего он сумел достичь, как вам работалось вместе?
 
Он великолепен. Не секрет, что мы попросили Энтони вернуться и в следующем сезоне, и тот уже согласился. Он проделал отличную работу, а актерский состав создает такую замечательную химию, что все у нас должно получиться просто великолепно. У «Острых козырьков» есть свой визуальный стиль, и каждый режиссер его соблюдает, внося в то же время собственные нюансы в общую картинку. Этот парень наделен поистине фантастическим видением. Тут стоит упомянуть, что у всех режиссеров, с которыми я работал, были весьма ограниченные бюджеты, и тот факт, что наше шоу выглядит в конечном итоге дорогим и богатым, это заслуга талантливых постановщиков.
 
С каждым годом ваш сериал все больше становится международным хитом, который смотрит и стар и млад во многих странах. Что вы ощущаете в связи с таким ростом аудитории?
 
Я нахожу это довольно удивительным. Мне рассказывают, что зрители из других стран специально приезжают на места съемок, чтобы пройтись по улицам, которые фигурировали в сериале. Когда я осознаю, что самые разные люди во всевозможных уголках Земли следят за нашим сериалом, я испытываю очень интересные чувства.

Давайте обсудим решение вернуть в сериал Тома Харди. Что за идея за ним стояла и как вам удалось это осуществить? Я знаю, вы довольно много работали с Томом. То есть вы можете просто позвонить ему, когда вам надо?
 
Да, и это здорово. Знаете, получается, что я будто бы пытался его убить, но не смог. Он неубиваем. Кроме того, Том на самом деле не хотел прощаться с Альфи, и мне пришлось попотеть, чтобы убрать из сериала персонажа, у которого так много влияния, популярности и зрительской любви. Недавно я беседовал с одним журналистом, и он рассказал мне, что однажды, когда они с женой смотрели «Острые козырьки», на моменте, где появляется Альфи, она завопила так, будто ее любимая футбольная команда забила гол. Так что, думаю, он заслужил свое законное место. Он действительно чудесный персонаж.
 
Этот сезон заканчивается еще более открытым финалом, чем предыдущие. Почему вы решили сделать именно так?
 
Мне всегда это нравилось. Я имею в виду, что не люблю аккуратно раскладывать все по полочкам, чтобы люди такие — ну, тут все понятно, расходимся по домам. Мне нравится, когда зрителей впоследствии вдруг осеняет: «А, теперь понятно! Зерна этих событий были посеяны давным-давно».

Источник: LostFilm.TV

Категории
ВКонтакте
Pinterest
Telegram
WhatsApp